Домой Технологии Управляемый хаос: кто выиграл и кто проиграл в Казахстане

Управляемый хаос: кто выиграл и кто проиграл в Казахстане

19

Управляемый хаос: кто выиграл и кто проиграл в Казахстане

Страны СНГ Управляемый хаос: кто выиграл и кто проиграл в Казахстане Горячая фаза конфликта в Казахстане завершается, оставляя политологов в недоумении, что это было: народный бунт или эхо транзита власти Игорь Серебряный

Решение ОДКБ ввести войска в Казахстан в ответ на соответствующую просьбу президента Касым-Жомарта Токаева сразу же поменяло расстановку сил не только на улицах казахстанских городов, но и в кабинетах правительственных учреждений. За дни кризиса глава государства, объявив о вступлении в должность главы Совета безопасности вместо своего могущественного покровителя Нурсултана Назарбаева, молниеносно укрепил свои позиции, потеснив самого Елбасы (национального лидера) и лояльных к нему лиц в силовых структурах. Это неизбежно заставляет многих наблюдателей задавать вопросы о том, не стали ли уличные беспорядки частью кем-то заранее написанного сценария? Насколько состоятельны теории заговора в случае с Казахстаном?

Как считает эксперт РАН по Центральной Азии Станислав Притчин, вспышка насилия в Казахстане оказалась выгодна силам, которые ставят на «молодого» 68-летнего президента Токаева — однако это надо понимать не так, что эти силы сознательно спровоцировали протесты, а что они правильно использовали «упавшую с неба» возможность.

Меньше всего хочется вдаваться в теории заговора, потому что при всей неясности обстановки видно невооружённым глазом, что массовые протесты никто не возглавляет. Особенно это заметно в Алма-Ате, где никакого руководства протестом на уровне шире отдельных групп не было. Как результат — город оказался во власти мародёров, как приезжих, так и местных. Социально-экономическая ситуация в Казахстане, несмотря на официальную статистику, не такая благостная, и тысячи безработных людей из западных депрессивных регионов бросились грабить столичные магазины, как только власть на несколько дней показала растерянность.

Управляемый хаос: кто выиграл и кто проиграл в Казахстане

В политической практике известен принцип «если не можешь победить, возглавь!». Протест в Казахстане начался с областей на западе страны, на которые приходится основной объём добычи нефти (Мангистауская, Атырауская). Перераспределение средств от продажи черного золота на всю страну, воспринимаемая как несправедливость, и социальные факторы неизбежно порождает у многих местных жителей протестные настроения (10 лет назад волнения уже вспыхивали в Мангистау и Атырау) и ревность к жителям сияющего огнями казахстанского «Отца яблок» Алма-Аты.

Раскол тандема

Но если волнения десятилетней давности были подавлены в зародыше, на этот раз силовики медлили с реакцией — это, в числе прочего, дало основание сперва местным наблюдателям, а затем и официальным властям заявить об измене в руководстве КНБ.

Задержание руководителя КНБ Карима Масимова стало первым — но почти наверняка не единственным — доказательством конфликта внутри казахстанских элит, отмечает Станислав Притчин.

Тандем Назарбаев — Токаев никогда публично не выказывал признаков разногласий. Но разногласия были постоянным явлением на уровне администраций каждого из руководителей. Окружение Елбасы как фигуры уходящей могло испытывать соблазн использовать вспышку недовольства населения как возможность саботировать какие-то действия нового президента, — говорит эксперт.

Управляемый хаос: кто выиграл и кто проиграл в Казахстане

Нестандартность ситуации в Казахстане состоит в том, что стихийный бунт почти сразу повлёк отставку правительства, но затем команда Токаева моментально использовала ужесточившиеся уличные столкновения, по всей стране объявили режим чрезвычайного положения, президент заявил, что намерен действовать «максимально жестко», а вскоре последовало обращение за помощью к ОДКБ. Спустя сутки в Казахстан уже прибыли миротворцы. Такую помощь Россия оказывает, говоря словами Касым-Жомарта Токаева, «по-товарищески». Парадоксальным образом народное недовольство, по мнению Притчина, пришлось на руку обеим группам элит, старым и новым.

Токаев точно не был провокатором беспорядков, но он стал главным их бенефициаром, получив полный контроль над государством и безоговорочное одобрение и легитимизацию своих действий со стороны России и других стран ОДКБ. Он грамотно использовал свалившийся как снег на голову шанс. И как победители токаевская команда сейчас имеет возможность выдвигать любую версию происходящего, выгодную именно ей, — считает политолог.

То, как быстро Токаев сформировал лояльное себе руководство спецслужб, говорит о том, что такая кадровая революция была делом решённым в администрации президента, поэтому её осуществили так скоро. При этом срочный вызов подкрепления в лице сил ОДКБ может говорить о том, что в Ак-Орде (президентском дворце в Нур-Султане) не уверены в стопроцентной лояльности и руководства МВД, и Минобороны, где почти наверняка вскоре тоже последуют перестановки, благо формальные основания для них имеются веские: та самая медлительность силовиков в первые дни беспорядков.

Был ли это чей-то прямой приказ — не препятствовать толпе погромщиков, было ли это саботирование приказа противоположного рода или просто неготовность силовиков к таким ситуациям — вопрос второстепенный. Мы помним, что в феврале 2021 года банды боевиков напали и разгромили несколько дунганских сёл и затем словно растворились — никаких арестов и судов не было. Это очень похоже на нынешние беспорядки, когда существует какая-то сила, неподконтрольная властям, но явственно кем-то управляемая, — подытоживает Притчин.

Управляемый хаос: кто выиграл и кто проиграл в Казахстане

Хорошо организованная стихия

Происходящие в Казахстане события не следует квалифицировать как полностью стихийные протесты населения против правящего режима, считает глава Центра изучения кризисного общества Максим Вилисов.

Это Азия. Ни в одной центральноазиатской стране не существует оппозиции снизу, которая могла бы устроить такие протесты. Это больше всего похоже на конфликт внутри элит, причём хорошо подготовленный, принимая во внимание, с какой скоростью, да ещё при отключённой связи, сорганизовались, используя известное слово, «титушки» и как целенаправленно они атакуют здания спецслужб и оружейные арсеналы. Это уже не уличные беспорядки из-за цен на газ.

Вилисов вслед за Притчиным обращает внимание, что в сложившейся ситуации именно президент Токаев может извлечь пользу для укрепления власти из текущего бунта. И это совершенно не означает, что протест был инспирирован кем-то, связанным с его лагерем.

Такие подозрения возникают оттого, что правоохранительные органы не спешили поначалу противодействовать бунтовщикам и мародёрам, словно нарочно давая им возможность довести беспорядки до того масштаба, когда у президента появятся основания призвать на помощь войска ОДКБ. Но то, как быстро Токаев удовлетворил требования толпы убрать Назарбаева из политики, наводит на мысли, что мы наблюдаем заранее спланированную операцию по транзиту власти от клана «старого» президента к клану нового, — предполагает эксперт.

С этим согласна и политолог Юлия Никитина, сказала нашему сайту, что клан Токаева удивительно быстро (особенно для не терпящего резких движений казахского менталитета) нейтрализовал протестный уличный потенциал.

Что конфликт в Казахстане сугубо домашнего «производства», видно просто потому, что беспорядки из провинциальных Актау и Жанаозена переместились в Алма-Ату, а не, как можно было ожидать, в столицу, центр принятия решений. Это показывает, что у протестующих отсутствует «политическое» видение своего протеста и они воспринимают крупнейший город просто как место, откуда проще всего раскрутить «движуху». Но захват акимата и других учреждений Алма-Аты никак не угрожает органам центральной власти, расположенным за тысячу километров оттуда. То есть мы видим иррациональную логику толпы, а не организованную стратегию.

Управляемый хаос: кто выиграл и кто проиграл в Казахстане

Если даже происходящее сегодня в Алма-Ате как-то связано с транзитом власти, говорит Никитина, эти события значительно запоздали по времени и потому вряд ли уже окажут какое-то существенное влияние на внутриполитическую конфигурацию в стране.

Читать также:  Мэтт Деймон проведёт последнюю дуэль в фильме Ридли Скотта

«Не наши ребята»

Жительница Алма-Аты, квартира которой находится в одном квартале от площади Республики (где расположен комплекс зданий городской администрации), в четверг рассказала нашему сайту, что визуально очень сложно было определить, между кем происходили боестолкновения.

В городе утром висит сильный туман, поэтому мы сию минуту всё определяем только на слух. Конкретно в нашем квартале сейчас спокойно, но слышно, что где-то в отдалении время от времени постреливают, с ночи выстрелы не прекращаются, так что мы пока предпочитаем не выходить на улицу. Вчера, когда такого тумана не было, были различимы какие-то вооружённые люди в гражданской одежде, и для нас как алмаатинцев было очевидно, что это — не наши местные ребята, наши так не одеваются и так себя не ведут. У нас в городе таких отморозков нет, — считает она.

Хотя режим ЧП введён на две недели на всей территории Казахстана, внимание привлекала в основном активность на этом небольшом «пятачке» в центре крупнейшего города страны. Эта зачистка, как её именуют казахстанские силовики, проходит крайне вязко, и внешнему наблюдателю трудно понять, что на самом деле происходит и кем являются те «неместные ребята», которых силовики пытаются нейтрализовать.

Возможно, именно таким неторопливым темпом, а не намеренным затягиванием сопротивления террористам правоохранителями, о чём говорил Вилисов, и вызвано то, что погромщикам удалось захватить и поджечь несколько зданий в Алма-Ате, прежде чем их оттуда вытеснили и уничтожили подразделения спецслужб Казахстана «Беркут», «Арыстан», «Арлан», а также силы Минобороны РК.

Бунт среди ясного неба

Недостаток понимания причин происходящего налицо даже в экспертном сообществе, признала в беседе с нашему сайту эксперт ИСАА МГУ Жибек Сыздыкова.

Я вынуждена с сожалением констатировать, что за 30 лет после распада СССР в России очень мало внимания уделялось изучению Казахстана, который по каким-то причинам не воспринимался экспертами как отдельная страна со своим путём развития. Поэтому-то сегодня экспертам так сложно понять и комментировать события в Казахстане, и в их оценках наблюдается такой разнобой.

Сыздыкова с сожалением констатирует, что её коллеги не предвидели такого развития событий и поэтому сейчас, когда информация из Казахстана поступает очень скудная и фрагментированная, они не в состоянии сделать комплексный анализ происходящего, сложить из отдельных кусочков мозаики целостную картину.

Управляемый хаос: кто выиграл и кто проиграл в Казахстане

Массовые протесты начались в Казахстане в первые дни нового года. Триггером послужило резкое повышение цены на газ. С 4 января в Алма-Ате происходят столкновения полиции с манифестантами, которые требуют от властей немедленной смены политического режима в стране.

От того, насколько однозначно в ближайшие дни (например, до окончания режима ЧП) команде Токаева удастся восстановить стабильность и предсказуемость в стране, бывшие нормой предыдущие 30 лет, зависит не только будущее самого Казахстана, но и всего региона — учитывая, что процветание Казахстана относительно четырёх других соседних «станов» в существенной степени было обеспечено потоком иностранных инвестиций, гарантированных как раз таки незыблемостью власти ныне 81-летнего Назарбаева.