Домой Технологии Турецкий гамбит: зачем Эрдоган ослабил лиру

Турецкий гамбит: зачем Эрдоган ослабил лиру

59

Турецкий гамбит: зачем Эрдоган ослабил лиру

Экономика Турецкий гамбит: зачем Эрдоган ослабил лиру На чём основана уверенность турецкого президента и главы ЦБ в выбранной кредитно-денежной политике Вадим Попов

Турецкая лира обесценивается, но Центральный банк Турции продолжает политику снижения ключевой ставки. На этом фоне толпы несогласных вышли на улицы Стамбула, требуя отставки правительства. Однако решения турецкого ЦБ и президента Реджепа Эрдогана направлены как раз на защиту интересов широких слоёв населения. Почему глава Турецкой Республики ослабляет национальную валюту и как это поможет преодолеть экономические проблемы? Обо всём по порядку — в материале нашему сайту.

Турецкий ЦБ отпускает вожжи

23 ноября было отмечено резкое падение курса турецкой лиры — за сутки доллар в Турции подскочил с 11,37 до 13,21 лиры. Это рекордный обвал за 20 лет. И за весь последний год турецкая валюта подешевела почти вдвое. А Центральный банк Турции даже не собирается поддерживать курс национальной валюты. Более того, с сентября он сократил ставку на 400 базисных пунктов — с 19% до 15% — и даёт сигналы о дальнейшем смягчении денежно-кредитной политики.

В понедельник президент Эрдоган заявил, что Турция отказалась от старой политики, основанной на высокой стоимости кредита и сильной лире, и перешла на новую систему, которая ставит в приоритет увеличение инвестиций, экспорт и создание рабочих мест.

Турецкий лидер неоднократно призывал Центральный банк республики снижать процентную ставку, с чем не соглашались предыдущие руководители регулятора. В итоге летом 2019 года был отправлен в отставку Мурат Четинкая, возглавлявший ЦБ с 2016-го. Снижение курса лиры началось ещё при нём, в конце 2017-го. С тех пор она подешевела почти вдвое, а безработица достигла рекордных показателей. Новый глава ЦБ Мурат Уйсал первым делом снизил ключевую процентную ставку — с 24% до 19,75% годовых, но положение дел в экономике республики сразу, конечно, не улучшилось. Дефицит бюджета Турции продолжил расти и достиг 21,1 млрд лир, национальная валюта продолжила обесцениваться, потащив за собой и снижение ВВП на 2,6%.

Турецкий гамбит: зачем Эрдоган ослабил лиру

В итоге Мурату Уйсалу тоже пришлось уйти в отставку. Его сменил Наджи Агбал, который продержался на своём посту менее пяти месяцев и покинул его в марте 2021 года, перед этим резко увеличив ключевую ставку с 17% до 19%. Такого своеволия Эрдоган не простил и поменял главу ЦБ на профессора экономики из стамбульского университета Мармара — Сахапа Кавчиоглу. Тот, учитывая судьбу предшественников, планомерно снижает ключевую ставку, как этого требует политика Эрдогана, руководствуясь, очевидно, и своими соображениями, раз был выбран на этот пост именно президентом. Причём Кавчиоглу не снижал ставку с момента назначения по минувший сентябрь. Однако ему всё же пришлось это сделать.

Какие же причины у президента Турции и главы ЦБ ослаблять и без того падающую национальную валюту?

Зигзаги денежно-кредитной политики

Последнее десятилетие Турция переживала бум кредитования благодаря тому, что проценты по кредитам гарантировались государством через специально созданный для этого фонд. И до 2016 года лира считалась относительно надёжной валютой среди развивающихся стран. Ставка рефинансирования была относительно низкой — на уровне 7,5%. Однако когда в 2017 году лира начала обесцениваться, значительное увеличение ключевой ставки ЦБ не привело к стабилизации курса. Больше того, начала расти инфляция на потребительском рынке. И к сентябрю текущего года она заметно ускорилась, достигнув максимума — 19,25%. При этом базовая инфляция тоже остаётся достаточно высокой — 16,76%.

На этом фоне турецкий ЦБ принял решение снизить ключевую ставку, чтобы дать возможность потребителям увеличить свою покупательную способность за счёт более дешёвого кредита. Таким образом, Эрдоган и новый глава ЦБ поставили на стимулирование экономических процессов, чтобы подстегнуть рост.

Читать также:  Своя чужая дочь: истории женщин, отказавшихся от детей

Интересно, что подобное решение предлагают и российскому ЦБ его критики. Целый ряд независимых российских экономистов призывает Эльвиру Набиуллину снизить ключевую ставку, не боясь инфляции. Так вот турецкая денежно-кредитная политика оказалась намного смелее в этом вопросе. Другое дело, что снижение ключевой ставки до 15% может оказаться недостаточным для разгона турецкой экономики. И тогда продолжится её рецессия.

Возможно, Эрдогану и Кавчиоглу нужно быть ещё более смелыми, однако их действия уже вызывают беспрецедентную ответную реакцию в виде всевозможного давления — от уличных протестов до порицания и неблагоприятных прогнозов ведущих мировых экспертов.

Факторы роста

Существуют ли объективные и реальные предпосылки для преодоления кризиса турецкой экономикой?

К числу наиболее важных для Турции факторов роста экономики эксперты относят приток или отток иностранных капиталов. Дело в том, что у Турции нет возможности увеличивать капитализацию экономики за счёт экспорта сырья, следовательно, рассчитывать можно только на совместные с инвесторами проекты по развитию производства, туризм и ёмкость внутреннего рынка. Однако оптимизм у критиков по этому поводу небольшой.

Инвестбанкир, сопредседатель Партии Роста, профессор ВШЭ Евгений Коган считает, что туркам денег на спасение экономики и банков нужно много и немедленно. А как известно, накануне состоялись переговоры Эрдогана с наследным принцем Абу-Даби Мухаммедом бен Заидом и речь шла об инвестициях из Объединённых Арабских Эмиратов на десятки миллиардов долларов.

Турецкий гамбит: зачем Эрдоган ослабил лиру

Такое потепление отношений между странами связывают с щедрыми обещаниями со стороны ОАЭ, — сказал Коган.

Инвестиционное управление Абу-Даби и компании, близкие к королевской семье Абу-Даби, уже публично выразили интерес к здравоохранению, финансовым технологиям и другим отраслям. По разным данным, ОАЭ готовы вложить в различные турецкие проекты до $100 млрд.

Другой вопрос, будет ли этого достаточно, чтобы поменять настроение всех остальных инвесторов. Пока других спасителей на горизонте не видно, — отметил эксперт.

Доцент РЭУ им. Г. В. Плеханова Вадим Ковригин отметил, что турецкая экономика довольно сильно диверсифицирована и одна из самых быстроразвивающихся, однако смелая и непредсказуемая внешняя политика ведёт к оттоку капитала.

Эрдоган предпринимает попытку показать бизнесу перспективы снижения ключевой ставки даже в условиях повышенной инфляции. С точки зрения стимулирования экономического роста это решение правильное, но оно повышает риски усиления оттока капитала из страны. Как бы экономический рост не обернулся бегством иностранных инвесторов, — сказал нашему сайту Ковригин.

Несмотря на то что опасения российских экспертов совпадают с мнениями ряда западных аналитиков, всё же недооценивать потенциал турецкой экономики нельзя. Турецкие банки за последнее время создали большие резервы, которые способны защитить их в условиях падения курса валюты, пишет Джейсон Тьюви, старший экономист по развивающимся рынкам в Capital Economics в Лондоне. И ему вторят эксперты из Bloomberg.

Падение лиры также подняло фондовые рынки, сектор недвижимости и увеличило экспорт страны. Эталонный фондовый индекс Турции Borsa Istanbul 100 вырос на 1,7%, демонстрируя рост уже пятый день, поскольку инвесторы вкладывали средства в акции, вместо того чтобы покупать дорогую иностранную валюту, — подчёркивают аналитики издания.

На сегодняшний день турецкое правительство уже преодолело первую реакцию на резкое падение лиры. Протесты естественным образом снизили остроту, а лира отыграла назад 8% своей стоимости. Денежно-кредитная политика Реджепа Эрдогана держит удар, однако до конца боя остаётся ещё немало раундов.