Домой Спорт «Наш вратарь напился и сказал, что сдал 6 матчей». Монолог первого тренера...

«Наш вратарь напился и сказал, что сдал 6 матчей». Монолог первого тренера Даниила Уткина об ужасах нашего футбола

40

Результативность Даниила Уткина – одна из главных неожиданностей РПЛ-21/22. За несколько месяцев в «Ахмате» он забил 7 голов – как и за два года в «Краснодаре». В академию Галицкого Уткин переехал из Ростова, где начинал в школе СКА у Виталия Тасенко.

«Наш вратарь напился и сказал, что сдал 6 матчей». Монолог первого тренера Даниила Уткина об ужасах нашего футбола

В юности Тасенко как фанат ездил на матчи ЦСКА, потом перешел в этот клуб, сыграл при Садырине в Высшей лиге, а в 38 лет перенес инфаркт и пустился в путешествия – посетил больше сорока стран.

Ниже – рассказ Тасенко о первых шагах и перспективах Уткина, договорняках во второй лиге, первом клубе Галицкого, главном ночном клубе футбольной России 90-х и кошмарах ростовского детского футбола.

«Первый гол Уткин забил ударом через себя»

Уткин всегда был забивной. Из Аксая его привез ко мне, в школу СКА, болельщик этого клуба – взял Даню за компанию со своим сыном. Им по 6 лет было. Я их заявил в чемпионат города для 7-летних – так они сразу третье место заняли. Первый гол Даня забил ударом через себя – второй команде турнира. Этому я специально учил – на матах в зале.

«Наш вратарь напился и сказал, что сдал 6 матчей». Монолог первого тренера Даниила Уткина об ужасах нашего футбола

На тренировки Даня приходил в форме «Барселоны». Он тогда телевизора насмотрелся: после голов стал прыгать с разбега на колени и ехать вперед. По паркету! Я отцу сказал: «Скажи ему, что ноги сотрет».

Даня раскачался за три месяца: появились плотный удар, обводка, подкаты исполнял. Он тянулся за нашим лучшим игроком Поляковым, тоже Даней. Тот постарше на несколько месяцев: много забивал, был лидером, но футболистом не стал – сейчас учится на летчика в Питере.

«Наш вратарь напился и сказал, что сдал 6 матчей». Монолог первого тренера Даниила Уткина об ужасах нашего футбола

Мы много ездили по области, часто выигрывали однодневные турниры, были на виду, и 10 моих пацанов забрали в ростовскую академию имени Понедельника – Даню в том числе. Но его отцу там не понравилось. Считал, что сына неправильно используют. Не на той позиции. И в 12 лет Уткин переехал в академию «Краснодара», которая только что открылась.

«Спортивный директор ЦСКА звонил мне насчет Уткина»

Говорят, в прошлом году Даня требовал место в составе. Думаю, он просто играть хотел – я в молодости тоже не любил сидеть на банке. К тому же Даню звали в ЦСКА. Спортивный директор Андрей Мовсесьян звонил мне насчет него. Но ЦСКА мог лишь арендовать или обменять (на Ахметова или еще кого-то). Вот и не договорились с «Краснодаром».

А там – обычная картина: взяли дорогого футболиста – значит, должен играть. А молодой подождет. К тому же был конфликт с Мусаевым. Он крикнул Дане во время игры: «Не туда бежишь!» И больше не ставил. Конечно, Уткина это не устраивало.

«Наш вратарь напился и сказал, что сдал 6 матчей». Монолог первого тренера Даниила Уткина об ужасах нашего футбола

Но все сложилось хорошо. Он нашел в «Ахмате» своего тренера, спас его от увольнения и, думаю, побьет рекорд клуба по голам за сезон (12 мячей). Теперь чеченцы хотят выкупить его. Он сейчас стоит 2,5 – 3 миллиона, так что есть перспектива выгодной перепродажи.

Его агент – Тимофей Бердышев. Тот же, что у Кокорина. Поглядим, куда он устроит Даню в 2022-м. Ему надо в Лигу чемпионов возвращаться, а «Ахмат» туда вряд ли нырнет. В «Динамо» перейти было бы неплохо.

«Тренером «Источника» стал борец, а опытные игроки каждый матч сливали»

Уткин только начинает раскрываться, а я в его возрасте, к 22-м годам, уже столько пережил, что хотел бросить футбол.

С 18 лет страдал из-за артроза колена. Ростовские врачи не знали, как это лечить. Я отыграл несколько сезонов и выбыл почти на год. Доктор огорошил: «Даже ходить не сможешь. С футболом ты закончил». – «Да я еще и не начинал». В итоге меня подлечил врач гандбольной команды.

В 1993-м, после школы СКА, я попал в ростовский «Источник». Это вторая лига. А тренером там стал борец, который только в 45 лет познакомился с футболом. Но еще хуже, что опытные игроки каждый матч сливали.

«Наш вратарь напился и сказал, что сдал 6 матчей». Монолог первого тренера Даниила Уткина об ужасах нашего футбола

Однажды нападающий забил и сказал: «Извините, пацаны. Не хотел». Я спросил капитана: «За что он извиняется?» – «Молодой, играй. Тебе это не надо знать».

Вратарь соперников говорил мне лет через 5-7: «Вы тогда забодали. Мы сливали, защитник специально оставался у штрафной, чтоб вне игры не было, а вы забить не могли. Я уже не знал, что делать».

Осенью 1994-го я попал на просмотр в «Динамо». Жил с младшим братом Кирьякова Егором, слушал лекции Бескова, удивлялся, что в перерыве нам наливали чай, но не остался – «Динамо» не договорилось с ростовским агентом Шурловым.

«Вратарь спросил: «Есть у кого знакомые в Махачкале? Давайте сольем им»

Я прошел сборы с «Ураланом», вернулся в Ростов за вещами и встретил в трамвае начальника СКА. Он переманил к себе. В тот же день я получил военный билет. В итоге из армейского клуба меня два года никуда не отпускали, но и денег не платили. Я получил по две зарплаты в год, а в остальном играл бесплатно.

«Наш вратарь напился и сказал, что сдал 6 матчей». Монолог первого тренера Даниила Уткина об ужасах нашего футбола

Есть было нечего. Рвали черешню на даче рядом с базой. Картошку копали. На выездах – например, во Владикавказе – жили в казармах. Еще и тренер Тумасян обрадовал: «Долматов звал тебя в «Черноморец» – я сказал, что ты болеешь».

А потом наш вратарь напился и сказал, что сдал 6 матчей. В одиночку. А мы и не знали. Тот же вратарь потом спросил: «Есть у кого знакомые в Махачкале? Давайте сольем им». – «Нет», – говорю. Хотя знакомые были. Но мне тогда играть хотелось, а не сливать. Молодой был. К тому же клубом управляли бандиты. Если бы узнали про сдачу – раздели и убили бы.

Короче, мне это надоело. Отслужив, я бросил футбол и месяц не тренировался. Только поигрывал в чемпионате области. Вдруг летом 1997-го звонок: «Тебя приглашают в ЦСКА». Им требовались игроки после ухода лидеров в «Торпедо», и помощник Садырина Костылев вспомнил про меня. Я же, играя в защите, забивал 6-7 мячей за сезон.

«Наш вратарь напился и сказал, что сдал 6 матчей». Монолог первого тренера Даниила Уткина об ужасах нашего футбола

Вот как бывает – мог завязать с футболом, а попал в клуб, за который давно болел. В 1992-м даже ездил с друзьями, фанатами СКА, на матч с «Барсой» в Лиге чемпионов. Помню, у «Лужников» мне дали петарду: «Пронесешь?» – «Ну, давай». После гола Гришина ее взорвали.

Весело было. Я ночевал у знакомого фаната по кличке Рваный. Он жил в центре, рядом с посольствами. Мы выпили с бастовавшими там иностранцами, а вечером сходили еще и на «Спартак» – «Ливерпуль».

«Президент СКА расстрелял машину тренера из «калаша»: «Как ты можешь на восьмерке ездить?!»

ЦСКА заплатил за меня 50 тысяч долларов. Тренер СКА забрал себе 10. Президент клуба обиделся и два месяца не пускал тренера на базу. Чего там только не было. Другой президент СКА, с которым мы в 2001-м вышли в первую лигу, расстрелял машину тренера из «калаша»: «Как ты можешь на восьмерке ездить?!» И подарил десятку.

С ЦСКА я подписал 5-летний контракт. С зарплатой – 800 долларов. Если выхожу в основе – 2000. Плюс подъемные – 10 тысяч. Но их я получил месяца через три, когда заиграл.

А до этого привыкал к Москве. На просмотр приехал из ростовской жары в шортах и майке. В Москве дубак, а экипировку не давали. Я написал домой, чтоб теплых вещей прислали и месяц ждал посылку. Кстати, приехал в красно-синей майке «Барселоны» (в ней играл «Источник»). Еще и лысый, загорелый. По меркам защитника – техничный. Ну, Саня Гришин и прозвал меня – Рональдо.

«Наш вратарь напился и сказал, что сдал 6 матчей». Монолог первого тренера Даниила Уткина об ужасах нашего футбола

С Александром Гришиным

Сначала я играл за дубль. В двусторонках мы часто обыгрывали основу. Однажды Дима Кузнецов выставил локоток и сломал мне нос. Сегодня красную бы получил.

«После 0:3 от «Тюмени» начальство ЦСКА выясняло, кто сдал матч»

Другая боль – поражение с дублем от «Химок» 0:4. Вратарь Армишев так разозлился, что его час не могли завести в раздевалку – рвал сетку и выбивал мячи. Сердился в том числе на меня как на защитника. Хотя мы дружили. Перед выездом на другой матч, в Коломну, выпивали с ним почти до утра. Назавтра победили, я стал лучшим игроком матча, и меня подтянули в основу. На матч в Новороссийске.

«Наш вратарь напился и сказал, что сдал 6 матчей». Монолог первого тренера Даниила Уткина об ужасах нашего футбола

С Андреем Цаплиным и Сергеем Армишевым

Мы выиграли, гопники закидали наш автобус камнями, а я остался в запасе и купался в море с ростовскими друзьями. Наутро отмечали там же день рождения нападающего Вовы Кулика.

Читать также:  Максимум знаний про футбольную Польшу: сборная мечтает о прессинге (как и Россия), лига растет и без госденег. Рассказывает Станислав Минин

Через две недели проиграли «Тюмени» 0:3, и начальство устроило собрание. Выясняли, кто сдал матч. Никто, конечно, не признался (я и в запас не попал, меня не подозревали). А детектор лжи еще не применялся.

«Наш вратарь напился и сказал, что сдал 6 матчей». Монолог первого тренера Даниила Уткина об ужасах нашего футбола

С Сергеем Армишевым и Сергеем Куличенко

В «Кубани», где я играл после ЦСКА, гендиректор Молдованов решал такие вопросы по-другому. Узнал, что игроки слили (по-моему, «Соколу»), и вывезли их на какой-то склад. Защитник Эдик Посылаев понял, к чему идет, и успел сбежать. А Игоря Горелова и Женю Крячика побили. Им еще и бабки пришлось вернуть.

Судейского беспредела тоже хватало. Президента «Анжи» Кадиева на днях дисквалифицировали за давление на судей, но их в Махачкале всегда зашугивали.

В 1996-м мы забили в гостях, а игроки «Анжи» кричат судье: «Ставь пенальти. Не нагнетай обстановку. Видишь, что на трибунах творится?» А в судью камни летят! Он испугался, придумал пенальти, и мы проиграли 1:3.

«В самолете директор ЦСКА объявил: «Кто заснет – оштрафую»

В ЦСКА я жил в одной комнате с украинским вратарем Игорем Кутеповым. Обсуждали его тренера в Харькове Адольфа Поскотина, с которым я потом работал в «Кубани». Кутепов вспоминал: приехали на сбор в Крыму, и Адольфу показалось, что жена изменяет. Он сел на мотороллер и поехал к ней в Харьков.

А мы в октябре 1997-го отправились в Калининград, где я провел первый матч за ЦСКА. Сыграли 1:1, и болельщики после матча пришли в нашу гостиницу. Мы их накормили. У ребят не было денег. Мой знакомый фанат по кличке Банкир спрятал их в маленьком кармане джинсов. От дождя они так разбухли, что невозможно было достать. Недавно я узнал, что Банкиру из-за болезни ампутировали ногу…

«Наш вратарь напился и сказал, что сдал 6 матчей». Монолог первого тренера Даниила Уткина об ужасах нашего футбола

С массажистом Артуром Савельевым и Дмитрием Карсаковым

Из Калининграда улетали утром. В самолете директор ЦСКА Вердзадзе объявил: «Кто заснет – оштрафую». Хотел выяснить, кто накануне выпивал. В следующем матче мы выиграли у «Ростсельмаша». Я пару раз спас в защите, чуть не забил после подачи Хомухи, но отметился в протоколе только желтой карточкой.

Через четыре дня нарвался еще на одну. За то, что заехал по ноге форварду «Локомотива»» Зазе Джанашии. Садырин потом раза три показал этот момент на разборе игры. И спросил: «Ты что, в каждом матче будешь желтую получать?» 

Но больше я в ЦСКА не предупреждался. Сыграл еще два матча, и сезон кончился. Финальный банкет прошел на ура. 19-летнему Семшову поставили на машину рекламный стенд, а защитник Петя Седунов закрылся с женой в туалете – туда целый час никто не мог попасть.

«Зашел первый раз в ночной клуб, а там столько девчонок! Мне говорят: «Это все проститутки»

Футболисты тогда ходили в ночной клуб NIght Flight. Это на Тверской. Я пожил месяц-два на базе и услышал: «Пора тебе туда». Из мужчин в Night Flight пускали только футболистов и иностранцев. Зашел туда первый раз, а там – как в переполненном автобусе. Столько девчонок! Мне говорят: «Это все проститутки». Я сначала не поверил – Ростов в этом плане отставал.

«Наш вратарь напился и сказал, что сдал 6 матчей». Монолог первого тренера Даниила Уткина об ужасах нашего футбола

С Георгием Вициным

Для входа нужно было показать удостоверение футболиста. Один парень был без него, поэтому задрал свитер и показал охраннику надпись «Сокол-ПЖД» на майке. И его пустили.

Я в основном ходил с Роланом Гусевым – его там все знали. Он был завсегдатаем Night Flight. У ночного клуба дежурили гаишники, и однажды мы с Гусем попались. Ехали с двумя девчонками, и нас остановили – а Ролан выпивший за рулем. Но мы просто показали ксивы игроков, дали 100 долларов, и нас проводили до дома.

«Наш вратарь напился и сказал, что сдал 6 матчей». Монолог первого тренера Даниила Уткина об ужасах нашего футбола

Армишев, Седунов, Гусев и Тасенко

После банкета в честь окончания сезона-1997 тоже поехали в Night Flight. Армишев забрал себе там кого-то. За 300 долларов. Рассказывал, что всю ночь потом играл с ней в приставку. На прощание она сказала: «Звони. Еще раз поиграем».

«В фанатском журнале опубликовали фотографию – как мы бухаем у меня дома»

Чемпионат закончился, и я вернулся в Ростов. Дима Кузнецов и Сережа Мамчур, защитник, попросили привезти им рыбы. Перед новым годом я вернулся в Москву и от общего знакомого узнал, что Серега умер. На дискотеке сердце остановилось. На похоронах пообщался с фанатами ЦСКА, стал ходить с ними на хоккей и на махачи.

«Наш вратарь напился и сказал, что сдал 6 матчей». Монолог первого тренера Даниила Уткина об ужасах нашего футбола

В фанатском журнале потом опубликовали фотографию – как мы бухаем у меня дома. Ребята извинились: «Тебе это помешало?» – «Да нет». Закрепиться помешало то, что ЦСКА взял сильных защитников, Корнаухова с Варламовым. А я поехал в Краснодар.

В «Кубани» подружился с камерунцем Жюлем Нганге, которого привезли в Россию вместе с Тчуйсе. Когда нам дали три выходных и зарплату, я повез его в Ростов. Еле купили билет – в его паспорте было не разобрать, где имя, где фамилия. В дороге весь поезд на него пялился.

«Наш вратарь напился и сказал, что сдал 6 матчей». Монолог первого тренера Даниила Уткина об ужасах нашего футбола

С Жюлем Нганге

Потом повел Жюля на «Ростсельмаш». Отлучился за семечками, а его скинхеды окружили. Я кинулся к ним: «Он со мной!» Под конец выходных выяснили, что Жюль полгода не занимался сексом и вызвали ему девушку. Он потом считал Ростов лучшим городом России.

«В первом клубе Галицкого надурили – чуть ли не миллион украли»

Жюль поиграл еще за Горячий Ключ и переехал к брату в Москву, где отошел от футбола. А я еще лет пять колесил по Краснодарскому краю. В 2004-м приехал в «Лазаревское» – первый клуб Сергея Галицкого.

Прошел сбор в Кисловодске. Сели обсуждать контракт с сотрудниками клуба. Спрашиваю. «Какая зарплата? Премиальные?» – «Ставь подпись и на словах договоримся». – «Не, так не получится». Те люди надурили Галицкого – чуть ли не миллион украли. Он тогда остыл к футболу (хотя с утра до вечера смотрел «НТВ-Плюс»), но в итоге через несколько лет взялся за «Краснодар».

«Наш вратарь напился и сказал, что сдал 6 матчей». Монолог первого тренера Даниила Уткина об ужасах нашего футбола

А я вскоре после «Лазаревского» ушел из футбола и стал детей тренировать. Мне нравилось работать с Уткиным и другими пацанами. Нравилось видеть, как они росли. Но в СКА даже полей нормальных не было. Не говоря уж о зарплатах (платили мне полторы тысячи рублей).

Мне надоело, что у меня постоянно забирали лучших игроков. Я съездил с фанатами на какой-то матч ЦСКА и понял, что путешествовать интереснее. К тому же в 38 лет на ветеранском матче в Таганроге перенес инфаркт.

Скорая быстро приехала. Раз 6 меня прокололи, откачали и положили в реанимацию. От морфия ломки начались, я ворочался, кровать скрипела, а рядом еще человек 15 – все на меня ругались. Невыносимо. Утром я вырвался домой, подписав бумагу, что беру на себя всю ответственность, но мне стало хуже, и меня опять увезли на скорой.

Вставили в сердце два стента и посоветовали больше двигаться. И начал я кататься по миру. Сдавал квартиру и жил на Канарских островах. Посещал матчи ЦСКА и «Партизана», да и просто колоритные стадионы. В Порту, Вене, Амстердаме, Милане, Барселоне. Везде старался попасть на фанатскую трибуну. За 5 лет посетил десятки стран.

«Наш вратарь напился и сказал, что сдал 6 матчей». Монолог первого тренера Даниила Уткина об ужасах нашего футбола

В Болгарии меня чуть не пришибли. Купил хулиганскую олимпийку ЦСКА София и нарвался на пятерых фанатов «Левски». Мы схлестнулись, и меня увезли в полицию.

«Зарплата в ростовской бюджетной школе – 6 тысяч»

В этом году опять связался с детским футболом. Это караул. В бюджетной школе мог провести только 30 тренировок за 3 месяца. 30 часов. Раньше мы столько в неделю тренировались. От других детских тренеров слышу: с каждым годом дети все слабее.

Зарплата в ростовской бюджетной школе – 6 тысяч. На это не прожить, а если собирать с родителей – достанут расспросами: «Почему мой не играет? Почему не на той позиции?» Это не работа. Да и руководство странное. Проиграли 0:10, а мне говорят: «Это нормально. Привыкнешь». – «Да не, не привыкну». И уволился.

«Наш вратарь напился и сказал, что сдал 6 матчей». Монолог первого тренера Даниила Уткина об ужасах нашего футбола

В Ростове уже два года не проводится первенство города среди взрослых. А как перепрыгнуть из 11 класса в профессиональный футбол? Должен или агент заплатить, чтоб тебя взяли, или нужно быть переписанным на пару лет. Ну, или уезжать отсюда в 12 лет, как Уткин.

Раньше играть было негде, а сейчас полей много, но футбол исчез. Грустно все это.

Я сейчас устраиваюсь в ФК «Юнона». Буду девочек тренировать.

Фото: facebook.com/Виталий Тасенко; vk.com/Виталий Тасенко